Санкционный рикошет

Автор: Людмила Сергеева

Санкционный рикошет

Беспрецедентный прессинг грозит уничтожить мировой рынок алюминия в его привычном формате

Тема санкций сопровождает российскую и тесно связанную с ней мировую экономику не первый год. Однако главный урок различного рода запретов и экономического прессинга до сих пор остается невыученным. Принимать санкции в отношении крупнейших российских, но работающих и экспортирующих свою продукцию по всему миру промышленных компаний то же самое, что пилить сук, на котором сидишь. Оказывая разрушительное действие на производственные и бизнес-связи, которые строились не одно десятилетие, ограничительные меры одновременно рикошетом бьют и по тем, кто их инициировал.

20 марта 2022 года правительство Австралии ввело «немедленный запрет» на поставки в Россию важнейшего сырья для производства алюминия — глинозема, а также алюминиевой руды (бокситов). Принятое в рамках санкций из-за специальной военной операции на Украине решение, по мнению правительства Австралии, должно ограничить возможности России по производству алюминия (на долю страны приходится 20 % поставок глинозема в РФ).

Инициатива властей Австралии увеличивает давление на крупнейшего производителя алюминия в России и одного из самых крупных в мире — РУСАЛ. По итогам 2021 года общее производство глинозема компании составило 8,3 млн тонн. 9 % от этого объема (742 тыс. тонны глинозема) РУСАЛ произвел в Австралии, на предприятии Queensland Alumina (QAL). Российский алюминиевый гигант владеет 20 % QAL, а контролирует актив Rio Tinto.

Только лишь эти две цифры заставляют задаться резонным вопросом: увидели ли власти Австралии за деревьями лес? Запрет экспорта в Россию глинозема и алюминиевых руд даже не по касательной, а напрямую коснется экономики и самой Австралии. В отсутствие одного из крупнейших рынков сбыта работающая с 1967 года Queensland Alumina, вероятнее всего, будет вынуждена сократить объемы производства и оптимизировать штат. Взаимовыгодное сотрудничество, насчитывающее без малого 20 лет — сделка по приобретению РУСАЛом 20 % акций QAL была завершена в 2005 году и стала крупнейшей российской инвестицией в экономику Австралии, — закончилось крупнейшими потерями для обеих сторон. Негласные правила международного бизнес-сообщества стерты вмиг, как будто их и не было.

Плавали, знаем
Впрочем, как бы грустно это ни звучало, для РУСАЛа австралийские санкции — это кейс из серии «плавали, знаем». Различного рода прессинг со стороны Запада компания испытывает начиная с 2014 года.

Проверку на прочность РУСАЛу устроили США в 2018 году — компания и основатель компании Олег Дерипаска попали под американские санкции. Решение предусматривало заморозку всех активов в США и запрет для американских граждан на ведение любого бизнеса с компанией. Чтобы смягчить удар для РУСАЛа, Олег Дерипаска снизил свою долю в компании с почти 70 % до 44,95 % без права ее увеличения, а также лишился возможности получать от компании дивиденды.

Будучи компанией российской, РУСАЛ на протяжении всей своей истории строился именно как международный бизнес — не только работающий по всеми миру, но важный и нужный для развития этого самого мира, технологий и общества.

Глядя сегодня на масштабы производства и географию работы компании — предприятия РУСАЛа расположены на пяти континентах (Европа, Азия, Африка, Южная Америка и Австралия), — многие забывают, что таким флагман мировой алюминиевой промышленности был не всегда. История компании — это иллюстрация долгосрочной стратегии, основанной на визионерских идеях своего основателя, в результате которой и был, собственно, создан РУСАЛ.

Устойчивый механизм
За 20 лет Олег Дерипаска создал транснациональную структуру с активами и представительствами по всему миру, наладил торговые и производственные связи, сформировал рудную базу алюминиевой отрасли. Именно создание вертикально интегрированной алюминиевой компании с полным производственным циклом позволило вывести Россию на лидирующие позиции в производстве алюминия. В советские годы промышленность ограничивала выпуск скромной цифрой 1,8 млн тонн алюминия. Сегодня же, главным образом за счет развития РУСАЛа, производство алюминия в России выросло на 40 % — с 2,7 млн тонн в 1991-м до 3,8 млн тонн в 2020 году.

Для своей устойчивости РУСАЛ объединил предприятия, расположенные в Африке, Австралии, в Карибском регионе. Международная сырьевая база, построенная Дерипаской, позволила удвоить отрасль в объемах выпуска готовой продукции, не говоря уже о расширившейся в разы номенклатуре.

За 25 лет истории РУСАЛа был создан устойчивый механизм, способный выстоять под напором внешних кризисов — не только санкций. В 2021 году компания прошла испытание переворотом в Гвинее, которая обеспечивает половину от всего объема сырья. Несколькими годами ранее, в 2014–2016 годах, когда Западную Африку захлестнула лихорадка Эбола, Гвинею покинули многие иностранные компании. По инициативе Олега Дерипаски РУСАЛ поступил противоположным образом — сохранил свое присутствие в стране и оказал местному населению всестороннюю поддержку в борьбе с распространением лихорадки, вплоть до создания вакцины и строительства профильного госпиталя.

Сейчас новый вызов. По оценкам экспертов, после санкций Австралии РУСАЛ, скорее всего, перестроит бизнес-процессы. И это не может не коснуться всего рынка в целом, поскольку РУСАЛ — самый крупный производитель алюминия в мире за пределами Китая. Значительная часть потребления приходится на европейские рынки.

Санкции — угроза всей отрасли
Однако готовность РУСАЛа стабильно работать и развиваться даже под прессингом беспрецедентных санкций не снимает главный вопрос. Насколько сильно решение властей Австралии перекроит алюминиевую отрасль — и готов ли к этому мир? А то, что это произойдет и отразится абсолютно на всех, сомнений не вызывает.

Доля РУСАЛа в мировом производстве алюминия составляет около 6 % и 14 % без учета Китая. Заместить даже часть этих объемов по щелчку пальцев невозможно. На Западе сейчас почти нет готовых к перезапуску мощностей, а работающие мощности в большинстве случаев загружены полностью. Китай сам потребляет большую часть того, что производит.

Более того, налаживание небыстрого, сложного и дорогостоящего производственного процесса — дело, что называется, десятое. Краеугольный камень алюминиевой отрасли — сырье и логистика — активы, которые РУСАЛ и лично Олег Дерипаска создавали годами. В России нет крупных месторождений бокситов (глинозем — основное сырье для производства алюминия — производится именно из них), поэтому большую часть сырья для своих металлургических заводов РУСАЛ получает из-за рубежа. Сырьевые активы компании в России обеспечивают ей всего треть глинозема, необходимого для поддержания текущего производства, — порядка 2,5 млн тонн.

Как показал «австралийский кейс», разорвать цепочку поставок очень просто. А наладить новую? Алюминиевая отрасль, на пересборку которой ушло почти 30 лет, включая выход на трудные и удаленные рынки сырья — критического звена для развития индустрии, не поедет по новым рельсам за год, пять, даже десять лет. Нарушить выстроенные десятилетиями цепочки взаимодействия по всему миру — не то же самое, что потерять телефонную книгу. Из-за резких и, очевидно, необдуманных решений рынок алюминия в его привычном формате в одночасье перестает существовать. При этом сам рынок изначально дефицитен: оперативно заместить выбывающие объемы абсолютно нереально. На аттестацию нового поставщика уходят годы. А если учесть, что алюминий занимает до 75 % в себестоимости алюминиевых товаров дальнейшей переработки, несложно представить последствия повышения цены для его конечных потребителей.

Санкции не только порушили то, что выстраивалось не одно десятилетие, но и поставили под угрозу работу крупнейших производств и судьбы сотрудников компании, а также тех, кто так или иначе связан с РУСАЛом — партнеры, ученые, подрядные и сервисные производства. А это полмиллиона человек по всему миру.

Сила рикошета
Если размотать клубок связей и процессов, по которым бьют санкции, становится очевидно: главный, кому наносят ущерб эти меры, — человек, непосредственный потребитель алюминия. Показательная цифра: более 70 % произведенного РУСАЛом первичного алюминия и полуфабрикатов из него приходится на экспорт. Мосты, самолеты, автомобили, медицинское оборудование и даже банки для газировки и бластеры для таблеток — все это и многое другое невозможно изготовить без «крылатого» металла. Уровень среднедушевого потребления алюминия в индустриально развитых странах составляет 15 кг в год, и эта цифра только увеличивается.

Вот почему, прежде чем принять новый пакет санкций, Западу стоит подумать об их «обратном эффекте» и силе рикошета, с которой эти решения ударят по инициаторам. Далеко ходить за примером не нужно. Сразу после объявления о решении властей Австралии ограничить поставки в Россию глинозема стоимость «крылатого» металла в ходе торгов на Лондонской бирже металлов ускорила и без того наметившийся рост. И это при том, что еще до введения ограничений, 7 марта 2022-го, стоимость алюминия достигла нового исторического максимума, превысив $4 000 за 1 тонну. Эксперты прогнозируют: цены на алюминий могут увеличиваться и дальше, как минимум по причине пессимистических ожиданий по поводу возможного дефицита металла на мировом рынке. Вполне вероятно, что стоимость металла в ближайшее время будет держаться на уровне выше $3 500 за 1 тонну. Уже сейчас ущерб для потребителей по всему миру из-за роста цен составляет миллиарды долларов. Одно лишь это стоит того, чтобы начать разговаривать на языке здравого смысла.

Фото: Александр Кузнецов-Макаренко

 

Все новости
Читайте также
Комментарии
Комментариев пока нет. Вы можете стать первым.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Для входа используйте следующие сервисы:

YandexVkontakte